Самарчанка, покинувшая секту отшельников: «Мы ели рыбьи кишки, а батюшка деликатесы!»

После того как Лена осознала, что по глупости продала квартиру, хотела наложить на себя руки
После того как Лена осознала, что по глупости продала квартиру, хотела наложить на себя руки
Фото: из семейного архива

История самарских паломников, затерявшихся в тайге, прогремела на всю страну. «КП» встретилась с девушкой, которой удалось выйдти из секты [обсуждение]

27-летняя Елена Тельных рассказала, как попала под влияние архимандрита Константина и 2 года скиталась с ним по непроходимым горам и лесам Тувы.

На дворе уже давно XXI век, а люди продолжают верить целителям, магам и экстрасенсам. Даже после линчевания Гробового они попадаются на удочку лжепророков. Продают квартиры, бросают семьи и бегут от цивилизации в тайгу. Причем далеко не все сектанты — люди темные и недалекие. Живой пример тому — бывшая сотрудница самарского педуниверситета, 27-летняя Елена Тельных. Два года назад она и ее мама продали двухкомнатную квартиру в центре Самары и на вырученные деньги рванули в Сибирь прятаться от апокалипсиса. Когда вернулись обратно, денег хватило только на то, чтобы снять комнату на окраине города…

С виду Лена — вылитая студентка-первокурсница. Худенькая, узкие плечики, тонкие ручки. Только серьезные вдумчивые глаза выдают возраст. Глядя на нее, ни за что не подумаешь, что она могла отшагать пешком десятки километров по тайге и строить деревянные кельи.

— Когда поняла, какую ошибку совершила, продав квартиру и уехав в тайгу, хотела покончить с собой, — призналась девушка. — Сейчас вот строю новую жизнь по кирпичику.

О прозорливом старце слагали легенды

А началось все в 2005 году. Тогда Лена Тельных закончила исторический факультет с красным дипломом, устроилась работать на кафедру лаборантом, писала кандидатскую  диссертацию. В Швеции Лену ждал жених, с ним она познакомилась по Интернету. Жизнь девушки кардинально изменила поездка к тете в Похвистнево. Тетка была помощницей  архимандрита Константина, тамошнего священника, который в городе был настоящей звездой.

— Константин выглядел как библейский старец, — вспоминает Лена. — Густая борода, худое лицо. До сих пор не могу забыть его взгляд. Пронзительный такой.  Всегда смотрел прямо в глаза, не отрываясь. Меня каждый раз в дрожь бросало.

В Похвистнево священника сравнивали с самим Иоанном Кронштадтским. Рассказывали, что он ставит на ноги прикованных к постели, исцеляет слабоумных. Люди толпами шли к нему в дом. Константин попросил Лену собирать подписи жителей Похвистнево за введение уроков православия в местных школах. Она начала регулярно наведываться в Похвистнево, регулярно прогуливать работу. Мать с тревогой замечала, что Лена становится замкнутой. Раньше были как подружки, а теперь из дочери слова лишнего не выжмешь.

— После каждой беседы с батюшкой меня посещали мысли, что я не смогу без него больше жить, — говорит Лена. — Я забыла про дом и жениха. Только и думала, как бы скорее увидеть батюшку Константина. С открытым ртом слушала его рассказы про конец света, спасение души, дьявольское число ИНН. Верила каждому слову.

А вскоре старец позвал Лену в Сибирь, в тайгу. Константин пожаловался, что его преследует ФСБ за то, что он якобы выступает против выдачи ИНН. (Русская православная церковь называла номер ИНН, который начинается с цифр 9909, числом зверя. Многие священники выступали против выдачи такого документа, — Прим. Авт.).

— Построим в лесах храм и будем в нем ждать конца света. Если поедешь со мной — спасешься, останешься в Самаре — погибнешь, — говорил Константин.

Мама Лены, поддавшись уговорам дочери, по требованию старца продала свою квартиру
Мама Лены в конце концов тоже поддалась влиянию старца Константина
Фото: из семейного архива

Лена согласилась. Мать пыталась образумить дочку. Куда там. Вскоре дочь обработала и ее, заставила продать двухкомнатную квартиру. Ведь так посоветовал сделать отец Константин.

— Я была как в бреду, — вспоминает Лена. — Выбросила в мусоропровод музыкальный центр и свой красный диплом. Подруга рассказывала мне, что я кричала, что все это бесовщина.

Потом, уже в Сибири, женщины потратили все квартирные деньги на еду. Когда у отшельников заканчивались припасы, Елена и Людмила Тельных оплачивали вертолеты с провиантом. Впрочем, делали это не только они. Были у батюшки и другие дойные коровы.

Мы скакали перед ним, как зайцы!

Вместе с Константином в тайгу подались еще 24 жителя Самарской губернии. Многие из них инвалиды и пенсионеры. Отец Константин собирался привести всех к озеру Додот в  Тоджинском районе Республики Тува. Там паломники нашли обветшалую избушку, смастерили  пристрой. Поначалу в общине паломников царили мир и согласие. Все вместе молились, работали. Гром грянул через три месяца, когда у паломников закончилась провизия.

— Сначала мы питались два раза в день, потом перешли только на завтраки, — вспоминает Лена. — Из еды у нас осталась только гречка. Варили по две кружки крупы на 20 литров

У некоторых от недоедания опухали ноги и руки. От безнадеги паломники ели даже  рыбьи кишки. А батюшка себе ни в чем не отказывал. Кушал пельмени из щуки, рыбные котлеты, оливки. Да и жил в отдельной келье. В отличие от паломников, которые ютились в маленьких избушках по 12 человек. Монахи стирали ему одежду, кланялись при встрече в ноги. Константин превратился в настоящего царька небольшой общины.

— Мы скакали перед ними, как зайчики, — говорит Лена Тельных. — Любое решение принимали только после благословения старца. Его слово было для нас законом. Сомневаться в его действиях было нельзя. Иначе посчитают предателем. А предателей надо проклинать.

Сбежавших мальчишек не разрешил спасать!

Однажды послушание, чуть было не привело к страшной трагедии. В лагере паломников жила семья бывших предпринимателей Курочкиных с четырьмя детьми. Старцу Константину они верили свято. Архимандрит исцелил от головных болей их младшую дочь. Курочкины ринулись за ним в Сибирь, прихватив детей и распродав все имущество. Только вот их сыновья Артем и Ярослав были не  рады переезду. Сидеть в келье и молиться днями и ночами напролет мальчишкам не хотелось, и они решили сбежать. Своровали сладости, сели в лодку и поплыли вниз по реке. Только не знали подростки, что на их пути будет водопад, высотой 20 метров, не меньше.

— Мы хотели их спасти. Но батюшка не давал нам благословения, — вспоминает Елена. —  А ослушаться не могли… Вот так сидели в келье, плакали и молились. Особенно тяжело было матери Артема и Ярослава, Ларисе. Она чуть было не сошла с ума.

К счастью, охотники, жившие неподалеку от лагеря паломников, беглецов перехватили перед самым водопадом. Когда мальчишки вернулись, «благочестивый старец» пришел в бешенство. Заставил просить на коленях прощение, кланяться всем в ноги. Ребят забрали к себе охотники, считай, второй раз спасли. Елена говорит, что спустя год прозревшие родители бросили секту, забрали детей и вернулись домой. Но таких среди сектантов немного.

Больную девушку приказал запереть в бане

Самарчанку Наташу Пузанову похоронили в Туве
Самарчанку Наташу Пузанову похоронили в Туве
Фото: из семейного архива

Константину не сиделось на месте. Он регулярно заставлял отшельников скитаться по глухой тайге в поисках нового пристанища. Люди по лесам бродили месяцами, шагали по крутым склонам, вдоль ущелий гор, сходили с ума от голода и мороза. У одной из девушек, больной шизофренией, начались приступы.

— Наташа в Самаре лежала в специальной клинике, ей требовалось постоянное наблюдение врачей, — говорит Елена. — А в тайге ни медиков, ни лекарств. Паломники уговаривали батюшку не брать ее с нами в Туву. Но он и слушать не хотел….

Девушка приходила в келью к монахиням, пела матерные песни, писала у батюшки под окнами. Паломники уговаривали архимандрита Константина отправить вертолет за лекарствами для Наташи. Но старец только отмахивался, обозвав Наталью хулиганкой.  Потом приказал запереть ее в  бане, посадить на хлеб и воду. А одному из паломников, бывшему уголовнику Владимиру, бить девушку, если она будет хамить и материться.  Когда Наташу ударили, терпение ее лопнуло.

— Сволочи вы, а не монахи, — крикнула она членам общины и бросилась в лес.

Паломники стали собираться на поиски. Но батюшка не дал благословения. Обещал проклясть тех, кто ослушается… Нашли Наташу через две недели. Несчастная замерзла на  болоте. Похоронили ее там же в Туве неподалеку от лагеря.

«Ваш батюшка — раскольник!»

После похорон Наташи Лена разочаровалась в своем кумире. Страшная смерть девушки  словно открыла ей глаза. И когда Константин отправил ее в Кызыл за продуктами, она тайком поехала в Красноярск к местному священнику.

— Я рассказала ему про Константина, про нашу общину, — вспоминает Елена. — Он ответил: «Батюшка ваш — самый настоящий раскольник». Красноярский священник объяснил мне, что прежде чем разбивать лагерь и строить храм, он должен был получить разрешение у протоиерея Тувы. А у Константина на руках было только письмо от похвистневского благочинного, в котором было сказано, что ему можно уйти за штат вместе со своим приходом. Когда вернулась в общину, я начала все обдумывать, анализировать. Поняла, что мы живем по принципу тоталитарной секты: тяжелый физический труд, нехватка питания, наличие харизматического лидера, который для нас уже превратился в Бога.

Жизнь заново

После двух лет мытарств по тайге Лена с матерью вернулись в Самару. Поначалу было очень трудно вернуться к прежней жизни. После лесов и гор, безмолвия — город-миллионник. Жених из Швеции уже давно женился. Квартира продана. Жить негде. Работы нет.

Тельных моталась по городу в поисках работы и жилья. Трудилась сначала в школе учителем истории, потом — фотографом в студии. С мамой они сняли комнату. Потихоньку жизнь стала налаживаться. И тут весть из тайги…

— Мне позвонил монах Василий и сказал, что ушел из тайги, а оставшимся паломникам нужна помощь, — рассказывает Елена Тельных. — Я стала писать в МЧС России, в прокуратуру Тувы.

Сейчас Елена Тельных вместе с добровольцами и сотрудниками МЧС Тувы спасает паломников из тайги.

«Батюшка — тот еще жук!»

Жители Похвистнево вспоминают про своего бывшего священника, отца Константина, который вместе с отшельниками подался в Туву

Поговаривали, что архимандрит Константин дружил с Григорием Гробовым
Поговаривали, что архимандрит Константин дружил с Григорием Гробовым
Фото: из семейного архива

После беседы с Еленой мы отправились в Похвистнево. Пятнадцать лет назад сюда из Тувы приехал отец Константин. После службы в армии он остался жить в Сибири и уже оттуда перебрался в маленький городок Самарской области. Одной из послушниц он потом рассказывал, что в мирской жизни работал строителем и даже выступал в цирке. Как он стал священником для похвистневцев — загадка. Жил батюшка уединенно, простых людей держал на дистанции. Говорят, что общаться предпочитал с сильными мира сего. Получив чин архимандрита, открыл воскресную школу, начал реставрировать церковь и одновременно отстроил себе двухэтажный коттедж. В  его дом были вхожи  только избранные. Люди о нем отзываются по-разному.

— Да бес он настоящий, а не священник, — говорят соседи отца Константина. — К нему люди шли толпами, а возвращались будто пьяные! И никого он не вылечил. Приехала к нему бабушка из Тольятти. Квартиру там продала и купила дом рядом с коттеджем Константина. У нее был полиомиелит. Но Константин ей так и не помог. Да и батюшка он был никудышный. Кто-нибудь в городе умрет, придут к нему люди, чтобы позвать на отпевание, а он и двери не открывает. Некоторые могли простоять у него под окнами весь вечер.

— Муж однажды помогал Константину убираться в погребе, — вспоминает Анна Семеновна, соседка Константина. — У батюшки такой запас продуктов хранился, что его бы хватило лет на тридцать. Огромные пакеты с мукой, конфеты, консервы, стройматериалы, которые должны были идти на строительство церкви…Батюшка — тот еще жук!

В храме, в котором служил Константин, наоборот, о нем вспоминают с теплотой. Говорят, что человек добрый и очень обаятельный.

— Мы все плакали, когда он ушел, — признались в неофициальных беседах работники церкви. — И дети в воскресной школе его очень любили. Не угодил он чем-то нашему руководству. Церковь, говорят, не так построил, деньги, отпущенные на строительство, прибрал к рукам, вот и сняли его. Да, еще слухи ходили про его связь с Гробовым. Вот он обиделся и уехал в тайгу.

Дружба священника с сильными мира сего стала в Похвистнево притчей во языцех. Говорят, что когда у Константина был день рождения, вся улица рядом с домом была запружена дорогущими машинами. В гости к священнику приезжали глава администрации г. Похвистнево, менеджеры с АвтоВАЗА, главврачи больниц, бизнесмены. В друзья к Архимандриту записывали небезызвестного шарлатана -целителя Григория Гробового, офис которого в Похвистнево находился рядом с воскресной школой Константина.  Поговаривали, что вместе со «вторым Иисусом» батюшка воскрешал на скиту мертвых. Но так ли это, никто не знает.

Есть ли у этих несчастных людей, попавших в сети сектанта, шанс вернуться к прежней жизни и  выпутаться из оков отца Константина? Давайте обсудим.

http://samara.kp.ru

Комментарии отключены