Проблема деструктивного сектантства и средства массовой информации: опыт работы Саратовского отделения Центра религиоведческих исследований

Ваше Высокопреосвященство, владыка Зосима, ваше преподобия, уважаемые отцы, братия и сестры, уважаемые коллеги-журналисты!
Я постараюсь кратко изложить опыт работы со СМИ в Саратове со стороны нашего отделения Центра религиоведческих исследований св. Иринея Лионского.

Проблема деструктивного сектантства – особая область, где необходимо соблюдать ряд важных требований как со стороны тех, кто представляет общественные движения, занимающиеся проблемами пострадавших от деятельности сект, так и со стороны работников средств массовой информации, освещающих проблему сектантства в печати, на телевидении, радио и Интернет-ресурсах.

Первое, что необходимо помнить, так это то, что проблема деструктивного сектантства – это прежде всего, с позиции общественных инициатив, проблема социальная, а уже потом богословская.

Проще говоря, сектантство – головная боль не Церкви, а государства и людей, в нем проживающих. В нашей стране исторически сложилось, по воле Божией, что Церковь является хранительницей народной совести, культуры, Церковь всегда и во все времена была инициатором многих позитивных для нашего общества проектов, начиная от заботы о воспитании подрастающего поколения в духе любви к Родине и своей культуре, языку, работой по оздоровлению нашей нации, и заканчивая самым активным участием, к примеру, в помощи фронту во время Великой отечественной войны. Церковь занимается проблемой просвещения и информирования об опасности сектантства также и в той же мере, в какой Она занимается проблемой просвещения в области медицины (проблема абортов, реабилитации от наркомании и алкоголизма), в области социальной опеки, заботы о моральном духе в армейских структурах и тюрьмах, так Она делает свое благое дело и в области сектантской угрозы. Я не знаю другой более эффективной структуры в нашей стране, чем Русская Православная Церковь, которая бы более компетентно, сдержанно и с подобающим достоинством принимала бы посильную помощь в жизни пострадавших от деятельности сект, которая с большей эффективностью работала бы в области профилактики от сектозависимости.

Журналистам следует помнить, что существует несколько подходов в области сектоведения, основные из которых в России делятся на два направления: конфессиональный подход, занимающийся проблемой сект с позиции своей религиозной принадлежности (в России это, в основном, Православие и протестантизм), и светский подход, представленный в нашей стране психологами, в редком случае адекватными религиоведами (многие из которых просто не понимают проблему сект, так как ни разу в своей жизни не встречались с сектами – говорю это с тяжелым вздохом религиоведа, знающего много подобного рода примеров в этой области академического знания), а также с социологами, юристами. Так что следует помнить, что противосектантская деятельность Церкви – это никакая не "конкуренция на миссионерском поле", а посильное участие в социальной деятельности. Яркий тому пример – вот эти Рождественские Чтения. Церковь, с благословения священноначалия, предоставила сегодня нам площадку для общения, которая открыта для всех, кто занимается проблемой сект – как для представителей Церкви, так и для представителей науки, СМИ, образовательных учреждений, независимо от их религиозных, как сейчас говорят, предпочтений.

Второе. Проблема деструктивного сектантства заключается в недостатке информации о преступлениях сектантов и их лидеров. Когда мы, к примеру, решаем курить нам или нет, мы принимаем информированное решение в этой области, так как на пачках сигарет законом предписано информировать наших сограждан о том, что курение – причина смертельных болезней, онкологии и прочих проблем, этого мы дождались. Но в случае сект мы также должны бороться за наше право знать правду о грозящей нам опасности. Вот и все! Вот и вся проблема.

Если бы все, кто сейчас находится в сектах, знали бы всю правду о них, об их преступлениях, о том, что они узнают впоследствии о том вероучении, приверженцем которого решили стать, они бы никогда не стали бы членами таких организаций. Логика сектантской вербовки проста – затащить человека к себе и начать контролировать его сознание, сообщая уже потом то, во что они верят.

Если говорить правду о сектах со стороны СМИ, осознавая эту особенность – и жертв сект будет много меньше. Для журналистов главное – покупаемость их изданий, из-за чего они стремятся к сенсациям, но все-таки если журналист добросовестно, по-человечески решит принести еще и пользу людям своим трудом (верю, что каждый из нас стремится к этому, и в журналистику идут в основном идеалисты, любящие правду, по крайней мере на первых курсах филологических факультетов отделений журналистики я вижу именно такие глаза студентов, наполненные этим высоким смыслом в жизни), то в таком случае журналисту необходимо помнить о подобного рода профилактике – она прекрасно, между прочим, сочетается и с сенсацией, так как секты всегда богаты на скандалы, преступления, кровь, подлость и насилие. Но в погоне за сенсацией лучше не забывать о профилактике (кстати, такие журналисты более успешны в своей профессиональной деятельности).

Вот это главное.

Существуют еще множество нюансов, о которых необходимо помнить и общественникам и журналистам:

- точность цитирования сектантов (во избегание той неприятной ситуации, когда приходится оправдываться в суде за свою небрежность перед судом и сектантами), лучше проверять свои слова, запрашивая готовую статью на проверку сказанного и правильности своих позиций (в случае газет, - с телевидением это сделать труднее, там надо сразу следить за своими словами);

- соблюдать осторожность в отношении работы с пострадавшими от сект людьми – это очень уязвимая группа, и в нашей стране так уж повелось, что менталитет не позволяет людям говорить о своих историях с сектами также откровенно, как это делают люди в Европе или США, необходимо обдуманно подходить к этим людям с предложением поделиться своей историей, - это самые важные свидетельства, которые у нас есть.

Еще можно упомянуть об опасности практики внедрения в секты со стороны журналистов – во многих случаях это заканчивается печально, происходит это из-за убеждения человека в том, что он справится, что "уж он-то точно ни в какую секту не попадет" – это представление о себе самом - залог того, что человек может попасть в секту. Не стоит внедряться в секты без консультации со стороны специалистов, намного эффективнее организовать поиск пострадавших от сект людей и потом уже открыто общаться с лидерами сект как представитель СМИ.

Мы, по сути, ведем информационную войну с сектами, и у нее есть свои правила и законы, цена которых – победа или поражение, и это не только судебные процессы, но и благополучие реальных людей.

Александр Кузьмин, к.ф.н.,
руководитель Саратовского отделения Центра религиоведческих исследований,
(РАЦИРС, FECRIS)