Саратов атакует новая секта

С начала января в городе активно действуют последователи китайского проповедника Уитнесса Ли

Они появились у нас в период новогодних праздников. Молодые люди с «восточной» внешностью раздавали религиозную литературу на Московской, Горького, Чернышевского и, естественно, на проспекте Кирова. Вместе с бесплатным Новым Заветом прохожие получали приглашение на так называемый «христианский семинар». Именно «так называемый», поскольку на самом деле никакого отношения к христианству это не имеет. Это приглашение в секту «Поместная Церковь». И сейчас ее представители весьма упорно атакуют не только наш город, но и все Поволжье.

Чем опасна «Поместная церковь»

По словам главы саратовского отделения Центра религиоведческих исследований святого Иринея Лионского Александра Кузьмина, это представители одной из самых опасных тоталитарных сект по силе воздействия на психику своих последователей.

— «Поместная Церковь» — это молодежная секта, в которую обычно попадают студенты высших учебных заведений, старших классов школ, — рассказал Александр Кузьмин корреспонденту «Репортера». — Хотя среди последователей можно встретить и немало взрослых людей. Если внимательно посмотреть на тот «Новый Завет», который распространяют сектанты, он мало чем напоминает настоящий Новый Завет традиционных христианских конфессий. Библейский текст (при чем сильно искаженный) сопровождается обильными комментариями лидера секты Уитнесса Ли. То есть предлагаемое, казалось бы, христианское и библейское учение незаметно подменяется учением секты и человек, думая, что изучает Библию и двухтысячелетний опыт богословия христианской Церкви, на самом деле пытается, незаметно для себя, вникнуть в сектантское учение, не имеющее никакого отношения ни к христианству, ни к Библии. Вероучение «Поместной Церкви» является скорее оккультным учением, основанном на искаженных представлениях о христианстве вперемешку с американским типом восприятия жизни.

По словам Кузьмина, эта секта, впрочем, как и все остальные подобные тоталитарные организации опасна тем, что очередного вовлекаемого новые наставники убеждают в необходимости порвать все свои прежние социальные связи – то есть уйти из семьи, поссориться с друзьями, прекратить учебу или уволиться с работы для «более плодотворной жизни для Бога».

— Переживая период эйфорического состояния, — продолжает Александр, — период «озарения», которое создается в сознании последователя искусственно при помощи специальных психометодик (этот период специалисты в области сектоведения называют «медовым месяцем сектанта»), человек перестает отдавать себе отчет в том, на что он может решиться ради секты и своего нового, столь дорого для него, окружения.

Взамен семьи, друзей, работы и учебы человек получает возможность заняться распространением учения секты. Причем, воспринимается эта деятельность уже как путь к своему духовному спасению. В добавок ко всему прочему, в «Поместной Церкви» «старшие товарищи» убеждают молодых людей поскорее оставить место своего постоянного проживания и уехать в другой город. В свою очередь это дает секте возможность более успешно контролировать человека, который со временем превращается в послушного, легко контролируемого бесплатного работника.

— Во время пребывания в подобной тоталитарной секте человек отучается от принятия самостоятельных решений – все за него решает секта, — как ему думать, сколько спать, что есть, с кем общаться, какую литературу читать, кого одобрять (естественно, секту) и что осуждать (как правило, это все то, что с сектой не связано – семью, внешний мир, свой прежний жизненный опыт). Человек, пройдя через такой «санаторий» своей воли, становится неспособным (недееспособным, как говорят психологи) действовать, не соотнеся свои действия с руководством секты. Когда же он перестает в силу исковерканной психики или еще по каким-то причинам приносить пользу секте, она попросту выкидывает его на улицу. Представьте себе – попал человек в 20 лет в ту же «Поместную церковь», а выкинула она его (или он сам ушел, разочаровавшись в ее учении, бывает и такое) только лишь в 40 лет. Поскольку главное условие сознания в секте – ограничение внешней информации, все эти годы он практически не общался с внешним миром, не читал газет, не смотрел телевизор, не общался с несектантами (кроме тех людей, которых вербовал в секту). Получается, что этот сорокалетний зрелый мужчина приходит во внешний мир с опытом жизни 20-летнего молодого человека. И это еще — идеальная ситуация. Как правило, все намного хуже, — человек в секте получает серьезную психологическую травму. А этому очень способствуют царящие в секте насилие, доносительство и ложь.

Что делать, если ребенок попал в секту

— Есть простое правило, как оградить свое жилище от пожара – уходя, гаси свет. Причиной возгорания является, как правило, наша невнимательность, рассеянность, это вам любой пожарный скажет. В отношении же сект можно сказать еще более категорично – виной ухода в секту ребенка становится, как правило, родительская невнимательность в отношении духовных интересов своего ребенка. У школьных и детсадовских педагогов есть такой очень неприятный для родительского слуха термин – «упущенный ребенок». Как это не покажется странным на первый взгляд, «упущенный ребенок» может быть и победителем олимпиад по математике и иностранным языкам, играть на скрипке и в шахматы, быть воспитанным и не иметь вредных привычек. Но вдруг такой ребенок бросает своих родителей и уходит в секту. И семья вполне благополучная… Подобное встречается очень часто. Нужно помнить о ценности каждого нашего близкого, что уж говорить о чувствах родителей к своим детям? В секты люди уходят, потому что там им уделяют запредельное внимание. Оно, как правило, наигранное, притворное, ложное, но, изголодавшись от черствости окружающего мира, люди счастливы радоваться и фальшивке… Так что самая действенная профилактика – это настоящая любовь наших близких людей.

Беседу вела Ольга Летувет
газета «Репортер»,
№3 (720) 24 января 2007 года

Комментарии закрыты