«Пришлось инсценировать самоубийство». Откровения бывших сектантов

Лидеры псевдорелигиозных организаций провозглашают себя «приближенными к Богу» и обещают «истинное счастье». Их цель — состоятельные люди, главное условие для вновь обращенных — оборвать связи с близкими. Сектанты обдирают адептов до нитки и распоряжаются их деньгами как собственными. Из ловушки выбираются не все. Истории спасшихся — в материале РИА Новости.

Ближе к Богу

Москвичка Анна Гордеева (имя изменено по ее просьбе) два года провела в псевдоиндуистской организации. Попала туда случайно: зимой 2013-го получила от незнакомки приглашение в соцсетях на семинар «просветленного индуса». «Я согласилась, потому что интересовалась культурой Индии. После первого посещения ходила уже регулярно. Медитации выглядели так: мастер затягивал мантру, а мы повторяли. Проговаривали ее все быстрее и быстрее, потом пускались в пляс. И так — несколько часов. Под конец всех охватывало эмоциональное возбуждение, ощущали прилив энергии».

Весной Анна с группой, которую возглавил «духовный лидер», отправилась в путешествие по Индии. «Больше десяти человек. Ходили по святым местам. Мастер проводил медитации, сатсанги (лекции-наставления. — Прим. ред.). Он стал для нас другом, вошел в доверие, мы делились с ним самым сокровенным». В Москве «семинары» продолжились.

Адептов мастер собирал в вегетарианском кафе. Не очень удобно, ведь в заведение заходил кто угодно, рассказывает Гордеева. «Встречались по вечерам и сидели до закрытия. Тогда я еще не поняла, что верю каждому его слову».

Мастер не относил себя ни к какой религии: говорил, что готов принять всех, обещал помочь «обрести истинное счастье и гармонию». Весной 2013-го решил построить «ашрам» (место для медитаций. — Прим. ред.), чтобы собрать вокруг себя как можно больше людей. «Просил нас взять кредиты, контролировал, кто на сколько оформил. Мой — на 300 тысяч. Некоторые брали вдвое больше».

Первый ашрам открылся в 2014-м под Калугой. «Мы проводили там каждые выходные. Контактировать с родными запрещалось. Он разговаривал лично с каждым, выпытывал информацию. Мы отдавали ему свои зарплаты, покупали еду и цветы. Мастер уверял, что все это не ради него, а для нашего же благополучия». Членам секты лидер внушал, что они избранные, подчеркивал «элитарность» их положения.

"Пришлось инсценировать самоубийство". Откровения бывших сектантов
© Фото : Анна Гордеева. Центр медитаций

По словам Анны, у каждого адепта было свое задание. «Я приглашала людей и развешивала афиши. Поначалу мастер изображал друга, а когда понял, что мы полностью под колпаком, отошел в сторону. Уделял больше времени новичкам, перестал проводить медитации для нашей компании — около десяти человек. Раздражался по мелочам, переходил на личности, оскорблял. Мы бросались ему в ноги с извинениями. Боялись ослушаться: по его словам, тогда мы бы «отдалились от Бога».

Именно такое отношение отрезвило Гордееву. «Почти каждый день он устраивал перекличку — кто и чем занимается. Я злилась, что он ведет себя по-хамски. И как-то раз обманула его: сказала, что иду приглашать новых людей, а сама просто гуляла. Тогда и осенило: он не в силах контролировать каждый наш шаг».

После «озарения» Анна еще месяц ходила в центр. Исчезнуть из поля зрения сразу опасалась. «Как я вообще в это все ввязалась? Я ведь работала на хорошей должности в госучреждении! — недоумевает Гордеева. — Не исключаю, что под гипнозом. В последний день в ашраме я ушла раньше всех: выдумала какую-то отговорку. Мастер еще долго пытался на меня выйти, грозил расправой. Я с трудом вернулась к прежней жизни».

Через несколько лет примеру Анны последовали и ее приятели. «Три девушки и два молодых человека — наш костяк. Вырвавшись из секты, я сразу обратилась в прокуратуру и полицию, но безуспешно. Правда, тогда я была совсем одна. Теперь мы объединили силы, собираем доказательства и не спустим дело на тормозах».

«Продала трешку»

Алексей Владимиров из Мурома (имя изменено по его просьбе) стал заложником индуистского культа Ошо. Последователи этого движения проповедуют путь к просветлению через динамические медитации. В секте Владимиров оказался в конце 2002-го вместе со старшей сестрой, в 2003-м присоединилась и его супруга. Алексей выбрался через два года, сестра — через пять лет, а жена — через десять.

«Сестру завербовали прямо в салоне красоты, когда пришла на маникюр. Она занимала высокую должность на крупном предприятии, получала хорошие деньги. Я работал там же, виделись каждый день. Однажды заметил: она изменилась. Выяснилось, причина — «занятия танцами». Сестра предложила составить ей компанию, я согласился, — рассказывает Алексей. — Действо хоть и выглядело необычно, но не вызывало подозрений: люди просто двигались под музыку. Ведущий то и дело подначивал: «отдайтесь танцу полностью». Это продолжалось практически целый день». Так и затянуло.

Владимиров ходил на медитации два года. «Так называемый гуру уверял, что Бог говорит через него, а занятия помогут нам быть с ним рядом. Мы не только танцевали, но и беседовали, в том числе лично с руководителем. Уроки платные — до трех тысяч рублей. Через пару месяцев я заметил, что стал раздражительным. Мы с супругой часто ссорились».

Жена знала, где Андрей с сестрой проводят свободное время. И последовала их примеру. Владимиров возражал, но она настояла. «Семьи, которые приходили с надеждой наладить отношения, рушились. Гуру отвечал всем под копирку: «Разводитесь. Свобода дороже всего». Так случилось и с нами».

Жена Алексея серьезно втянулась в медитации. Осознав, что супругу не отговорить, он резко обрубил контакты с сектантами, перестал ходить на сеансы. «Просьбы оставить секту жена пропускала мимо ушей. Мы развелись в 2004-м. Наша дочка тогда была еще маленькая».

Алексей решил: надо вытащить хотя бы сестру. «Ее активно настраивали против меня, очень сложно было наладить контакт. Дошло до того, что сестра уволилась, чтобы работать с сектантами. Продала «трешку» и отдала все деньги лжегуру, который потратил их на оборудование для спа-салона. К счастью, сестра — состоятельная женщина, у нее была еще одна квартира, на улице не осталась. Руки опускались, я не понимал, как ей помочь. Лишь через несколько лет я ее все-таки вытянул. Началось с коротких встреч. Я просто слушал, не осуждал. Однажды попробовал объяснить, как ее обманывают. Постепенно удалось запустить критическое мышление — достучался. Сестра до сих пор задается вопросом, как докатилась до такого».

История с экс-супругой сложнее. «Я боялся, что дочь вырастет в секте, — мать постоянно брала ее с собой. Когда сестра опомнилась, бывшая испугалась. Чтобы лишний раз «не привлекать моего внимания», перестала водить дочь к сектантам. Я обратился в СМИ, было несколько публикаций. И ее просто выгнали: так «единомышленники» отомстили за то, что я рассказал об их деятельности. Понадобились годы, чтобы жена восстановилась психологически».

Алексей и его родные — не единственные, кто пострадал от Ошо-братства. Это движение распространилось по миру еще в 1970-е. Основоположник духовных практик — Бхагван Шри Раджниш (он же Ошо). В Индии его организацию признали радикальной. Тогда он перебрался в США, но и оттуда в итоге депортировали. Раджниша объявили персоной нон грата более чем в 20 странах, однако «учение» популярно до сих пор. В России помимо семинаров регулярно организуют выездные фестивали. А на полках книжных магазинов — брошюры с цитатами гуру.

«Такие правила»

Иван Ширяев попал под влияние лжерелигиозных деятелей в 15 лет — в секте состояли родители одноклассницы. «Очень правильная девочка — не ходила на дискотеки, не курила, не пила. На собрание явился ради прикола, а в итоге застрял на одиннадцать лет».

"Пришлось инсценировать самоубийство". Откровения бывших сектантов
© Фото : из личного архива Ивана Ширяева. Иван Ширяев

Вырос Иван в Камышине Волгоградской области. После школы отказался от высшего образования и армии: секта это запрещала. «Устроился на альтернативную гражданскую службу — три с половиной года работал санитаром в доме престарелых. Для этого пришлось переехать в Калугу. Все свободное время посвящал лжерелигии. Когда «отслужил», перебрался в Архангельскую область — там не хватало «братьев» (то есть мужчин. — Прим. ред.). Около 90 процентов адептов — женщины».

Коллективные встречи проходили два раза в неделю: одна — для «своих», на вторую приглашали новичков. «Все строго регламентировано. Собирались в помещении, больше похожем на лекционный зал, со сцены вещал «старейшина». Читал по плану, который присылало «главное управление», находящееся в одной из западных стран. Задавали определенную тему для обсуждения, к ней прилагалась статья. Кто автор — неизвестно. Рядовые члены секты воспринимали эти материалы чуть ли не как божественное откровение, а лекции считали основным источником толкования Библии».

В одной «ячейке» — около ста человек. Руководили трое старейшин. Ниже рангом — служебные помощники. «И я в их числе. Видимо, на меня возлагали надежды. Если говорить церковным языком, я был дьяконом».

"Пришлось инсценировать самоубийство". Откровения бывших сектантов
© Фото : из личного архива Ивана Ширяева. Иван путешествует по Дагестану

Каждого обязывали вести проповеди минимум по десять часов в месяц. Адепты распространяли на улицах литературу, ходили по домам, пытались завязать разговор с незнакомыми. А потом отчитывались перед старейшинами. Иван проповедовал по семьдесят часов в месяц. Решал организационные вопросы, распределял, кто и где должен «нести службу». «Все было расписано: вплоть до улиц и подъездов». Последователи тоталитарной секты призывали людей вступить в их ряды, пройти особый обряд крещения. Главный аргумент: наступит конец света, выживет только уверовавший в их учение. «Не все встречали нас гостеприимно — хлопали дверью перед носом, вызвали полицию. Бывало, бросались с кулаками», — говорит Ширяев.

Родные, по словам Ивана, ему не препятствовали. Параллельно он работал уборщиком, дворником, занимался отделкой. «Главное, чтобы на кусок хлеба хватало. Тогда я считал так. Много сил уходило на проповеди и подготовку к выступлениям. Секта отобрала у меня самое ценное — энергию и время».

Личную жизнь адепты налаживали внутри секты. В 25 лет Иван женился, но не сложилось. «Из-за меня. Я твердо верил, что иду по правильному пути, пока не наткнулся на книгу бывшего старейшины из «главного штаба»: тот долго состоял в секте, но разочаровался в ней. Он раскрыл мне глаза: организация эта никакая не божья. А обычная, человеческая, с пороками, — рассказывает Ширяев. — Переживаниями я ни с кем не мог поделиться. Отношения стали напряженными. Я наконец осознал, что должен стремиться к своим целям, а не следовать тому, что мне навязывают. Казалось, единственный выход — исчезнуть. Пришлось инсценировать самоубийство: оставил предсмертную записку, взял надувную лодку — якобы собираюсь утопиться. А сам бросил ее на даче в подвале». Через две недели родные Ивана обратились в полицию, его объявили в федеральный розыск.

Ширяев отправился путешествовать автостопом по Украине, Белоруссии и России. Беглеца сняли с розыска только спустя девять месяцев в Амурской области. «Сотрудники ДПС проверили документы — так и попался. Но к семье вернулся не сразу — через два года после «исчезновения». И по-прежнему числился в секте. Чтобы выйти оттуда, нужно было написать заявление. О моем уходе, как положено, сообщили публично, на собрании. Пришел как на праздник, нарядился. После они со мной даже не заговаривали. Все, включая экс-жену. Такие правила».

Теперь Иван работает гидом и мечтает объездить всю Россию. «Оставив секту, я не понимал, чего хочу, куда идти. Заново учился жить».

Как вытащить из секты

Что делать, если кто-то из близких попал в секту, мы спросили у экспертов из Центра религиоведческих исследований имени Иринея Лионского. Специалисты предупреждают: нужно набраться терпения. На то, чтобы вытащить человека, иногда уходят годы. Не стоит сразу разубеждать в абсурдности вероучения — новичок воспримет все в штыки и отдалится. Этого и добиваются «духовные лидеры»: адептом легче манипулировать, если круг его общения ограничен сектой.

«Важно понять: личность близкого человека подавлена и заменена набором поведенческих, эмоциональных и мыслительных штампов. Ваша задача — сохранить хотя бы минимальный контакт с его подлинным «я». Дайте понять, что признаете его право на выбор, пусть даже ошибочный. Убедите в том, что он вам дорог, — независимо от убеждений. У этой тактики две цели. Во-первых, человек не станет воспринимать вас ни как врага, ни как объект для вербовки. Во-вторых — в случае кризиса внутригрупповых отношений и переоценки своего участия в секте ему будет проще выбраться из психологического лабиринта.

Родственникам и друзьям жертвы необходимо найти психолога, который профессионально разбирается в этой сфере, а также бывших сектантов. Вовлечь в «спасательную операцию» придется всех: «Задача — пробудить у человека критическое мышление». Большинство экс-членов лжеобщин остро нуждаются в психологической реабилитации. Важно, чтобы близкие вовремя протянули руку помощи.

Лидеров псевдорелигиозных организаций могут привлечь к уголовной ответственности по нескольким статьям — но нужны серьезные доказательства. За мошенничество в особо крупном размере грозит лишение свободы сроком до десяти лет и штраф до миллиона рублей. Четыре года тюрьмы и штраф до 300 тысяч предусмотрены за рукоприкладство в рядах секты. Громких судебных процессов, связанных с разоблачением лжедеятелей, не счесть. Но вместо одних аферистов всегда появляются другие.

https://ria.ru/20200622/1573203704.html