О любви рассказывала Лена по ночам, среди Саянских гор

Николай Варсегов
Николай Варсегов

Спасатели из Бурятии нашли в тувинской тайге сектантов, которые страдают от голода и болезней

Николай ВАРСЕГОВ, фото автора — 13.11.2010

Решается вопрос с вертолетом для их вывоза. А пока что спецкор «КП» сидит на базе геологов в 30 километрах от сектантской обители. Здесь же девушка Елена, которая сбежала из этой секты 2 года назад и ныне приехала выручать оставшихся там монахинь.

Начало этой истории на сайте «КП»: «Люди, помогите найти людей», «Вся надежда на дядю Колю и на органы ФСБ» и так далее.

По утрам Елену слегка подташнивает. Причина тому горянка – горная болезнь. Наша юрта на высоте 2 067 метров. На склоне (плече) горы Тэнгисин-Дабан. Потому Лена добывает в тайге под снегом какую-то флору, заваривает настои, становясь к вечеру бодрою и романтической девушкой.

Спецкор Николай Варсегов в 30 километрах от сектантской обители

Электричество в нашей юрте выключается путем выворачивания лампочки из патрона. После чего Елена во мраке ночи и под завывание горной вьюги читает  лирические стихи:

…Каждый вечер, как синь затуманится,

И повиснет заря на мосту,

Ты идешь, моя бедная странница,

Поклониться Любви и Кресту…

— Лена, что есть любовь? – вопрошаю я с присущим мне журналистским цинизмом.

— Любовь – есть Бог, — отвечает Лена. – Частица Бога в каждом есть из нас. Следовательно, всякий человек должен быть нами любим, неважно, супруг это или кто-то другой нам ближний. Ибо всякий создан по образцу и подобию Божьему! А главное в любви, — загорелась Лена, — это самопожертвование ради других людей.

— Почему ж ты тогда не любишь отца Константина и желаешь для него наказания?

— Отец Константин это редкий человек, который погасил в себе это Божественное начало. И думаю, через наказание он мог бы опять пустить в себя Бога.

…Кроток дух монастырского жителя,

Жадно слушаешь ты ектенью.

Помолись перед ликом Спасителя

За пропащую душу мою –

Продолжает поэтический вечер Лена, облачаяся в пуховик, чтобы выйти во мрак и вьюгу. Предлагаю Елене пользоваться ведром, но девичья гордость ей это не позволяет.

Возвращается околевшая, садится к печке.

— Лена, почему твой любимый Есенин из чистого, светлого и божественного юноши превратился в хамоватого забулдыгу? – спросил я и сам же стал отвечать. – Потому что он вырос и поумнел. А человек умный, я полагаю, не может жить в гармонии и согласии с этим жестоким, циничным миром.

— Есть мир божественный — светлый, и есть созданный человеком – грубый и грязный. Всяк выбирает для себя в каком ему мире жить.

— Почему же ты выбрала в этих мирах для себя такого неправильного поводыря, как Константин?

— Я не выбирала, это он меня выбрал.

— Он выбрал тебя, потому что девиз твой – жертвовать во имя любви. Ты жертва. Тебе, как и всякой жертве нужен свой мучитель. Вот вы и нашли друг друга!

— Ну да…, — соглашается Лена. Я была не единственная его жертва. Он собирал вокруг себя тех, кто всегда готов отдать ближнему последнюю рубашку. И я буду его жертвой, пока Константин мучает там других людей.

ГОЛОДАЛИ МЫ ДОЛГО И ТЯЖКО…

— Я теперь понимаю, что он тешил свое самолюбие и упивался, когда ему на ноги одевали ботинки, завязывали шнурки. Причем этой высокой чести удостаивались только избранные. И Константин сам определял, кому ныне дать в награду постирать свои трусы и носки. Другие завидовали этим счастливчикам.

Было также заведено обязательно доносить батюшке о грешных помыслах общинников. Например, если кто-то негодовал, что повариха матушка Илария мало накладывает еды, то эта Илария тут же бежала к батюшке и жаловалась. В таких случаях отец Константин благословлял Иларию накладывать этому человеку еще меньше.

Голодали мы постоянно и тяжело. Зато сам Константин в еде себе не отказывал. Ему готовили пирожки, блинчики, морсы и прочее. Как объясняла нам его приближенная матушка Феофания, отец Константин подвигами своими давно заслужил ореол святого, и быть бы ему уже в царствие Божием, но Господь ради нас грешных оставил его на Земле, чтобы батюшка нас спасал от антихриста, а, следовательно, он был выше того, чтоб голодать со всеми…

Больше всего мы боялись проклятия, которыми отец Константин то и дело стращал тех, кого подозревал в неверности и сомнениях. «Все ушедшие от меня да будут прокляты мною!» — говорил он сурово, и люди переживали животный страх.

Николай Варсегов с Еленой, которая сбежала из этой секты 2 года назад и ныне приехала выручать оставшихся там монахинь

ОТКУДА ВЗЯЛИСЬ РУСАЛКИ

Когда Константин был в хорошем расположении, он рассказывал разные чудеса о своей жизни. Например. В юные годы служил он в цирке, убирал фекалии за собачками. Как-то цирк гастролировал на дальнем Востоке. Однажды наш Константин с товарищем сели в лодку и выплыли в Охотское море. Разыгрался могучий шторм. Черные тучи закрыли небо, мощные волны, как щепку, швыряли лодку и уносили все дальше от берега. И когда смерть казалось бы уж была неминуема, из ревущей пучины вынырнул ангел и вытолкал лодку к берегу. Ангел явился в образе светловолосой и обнаженной по пояс девушки. А ниже пояса Константин разглядел рыбий хвост. В этом месте рассказа батюшка перешел на шепот: «Видно, это была русалка. Еще одно творение Божье!». Потом на Кавказе некие старцы сказывали Константину, откуда взялись русалки. Это случилось, когда Моисей вел евреев через разверзнутые воды Красного моря, а шедших преследовали воины фараона. Фараоновцев тех, известно, поглотила пучина. Но Господь пощадил жизни тех воинов и превратил их в русалок.

Еще один чудный случай приключился с батюшкой в тот же балагонно-цирковой период его жития. Ехали они поездом и топили в вагоне печку. Вдруг забилась дымовая труба. Батюшка на ходу вылез на крышу и принялся трубу чистить. А были то времена, когда страна переходила от паровозов на электрическую тягу. И где-то в районе Байкала паровоз подъезжал к тому месту, с которого начинался электропровод. А батюшка наш не ведает. Сидит он себе на крыше, да трубу прочищает. И вдруг ему глас небесный: «Ложись! Провода!».

Многие слушали те рассказы с верою и восторгом. У меня же они вызывали сомнения, я все больше теряла доверие к нашему батюшке.

В этом месте я едва не упал со шконки от хохота. Успокоившись, перевел тему.

— Лена, с твоею высокой любовью к людям и жертвенностью жизнь наверняка подбросит тебе очередного маньяка в виде супруга…

— Человека для близких отношений я теперь буду очень внимательно изучать. Если со мною он, например, как ангел, но груб с другими, такой не кандидат на мое сердце. Главное для меня в мужчине – его чистая и открытая душа.

— Лена, но это давно немодно! Ныне в цене мужчины, сильные, пробивные, богатые. А с твоим душевным копанием так, боюсь, и останешься старой девой.

— На все воля Божья, — сказала Елена и предложила на этой фразе закончить сию статью…

А МЕЖДУ ТЕМ

Только что (на утро 13 ноября) стало известно – за сектантами из вылетает вертолет из Иркутска и, минуя нас, отправил их в одну из бурятских больниц. Так что куковать нам в Саянах еще неизвестно сколько…

http://www.murmansk.kp.ru

Комментарии закрыты