Спас на крови

Возбуждено уголовное дело против матери, чей запрет на переливание крови сыну стал смертельным

Два важных решения вынесены в Москве в отношении матери, которая запрещала переливать кровь своему ребенку.

В августе этого года десятилетний Ваня Орлукович после аварии с тяжелейшими травмами попал в московскую клинику, где ему потребовалось срочное переливание крови. Мать мальчика, приверженка секты «Свидетелей Иеговы», не дала врачам разрешение на процедуру. Но медики подали в суд. Замоскворецкий районный суд после серьезного разбирательства вынес прецедентное решение, разрешив переливание крови детям, даже если родители против. Правда, было уже поздно, судебный процесс был сложным и потому небыстрым. Ребенок скончался.

Следственный комитет возбудил уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 125 УК РФ — оставление в опасности. И теперь не исключено, что фанатично религиозную родительницу ждет срок.

Такой случай запрета — не первый. Иеговисты против переливания крови, против воинской службы. Об этом давно известно всем. Но вот до суда подобные дела либо не доходили, либо были сложны, а решения крайне уязвимы в юридическом плане.

На стороне сектантов неизменно выступали несколько факторов: приоритетное право родителей в принятии решения за своих несовершеннолетних детей, многосторонность и даже некоторая запутанность международного права по этому поводу. Да и высокий уровень адвокатов, которые защищают «Свидетелей Иеговы», влияет на судебное решение.

Тем сложнее стояла задача перед федеральным судьей Замоскворецкого суда А. Пашкевич, который на рассмотрение поступило дело Вани Орлуковича. Ист цом по делу выступил Московский институт детской хирургии. Ребенку после аварии требовалось срочное переливание крови. Представленный диагноз Орлуковича способен был убедить в этом даже неспециалиста. Множественные переломы основания черепа, переломы лобной кости, обеих скул, травма груди, перелом правого бедра со смещением и много чего еще — все это требовало хирургического вмешательства. Но мать была категорически против, чтобы ее сыну вливали чужую кровь.

При этом женщина не давала шансов заподозрить себя в сумасшествии. В религиозном фанатизме — да, но не в безумстве или в уголовном преступлении за оставление человека, пусть и собственного сына, в опасности. Дело в том, что женщина грамотно оперировала медицинскими терминами и понятиями. Она не желала смерти ребенку и не отказывалась от оперативного вмешательства, но настаивала, чтобы врачи вместо переливания использовали альтернативные методы, такие как применение кровезаменителей.

А ее адвокат, до этого уже защищавший «Свидетелей Иеговы», пытался убедить суд, что эти методы в настоящее время более безопасны, нежели переливание крови. То есть под предрассудки пытались подвести вполне научную базу. Позиция прокуратуры и врачей осложнялась еще и тем, что согласно статье 32 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан разрешение на медицинское вмешательство несовершеннолетних дают их законные представители.

Однако в суде врачи из НИИ сумели представить доказательства того, что применение альтернативных методов, на которых настаивала «свидетельница Иеговы», не привели к улучшению, а состояние мальчика все ухудшалось.Прокуроры подготовили юридическую базу, основываясь на которой суд смог разрешать врачам переливать кровь без согласия родителей.

Прокурор на суде процитировал статьи 20 и 41 Конституции РФ, согласно которым каждый имеет право на жизнь, охрану здоровья и медицинскую помощь. А в соответствии со статьей 33 все тех же Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан для спасения жизни больничное учреждение имеет законное право обратиться в суд для защиты интересов несовершеннолетних.

Кроме того, согласно статье 65 Семейного кодекса РФ родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Что же касается международного права, то в статье 6 Конвенции о правах ребенка, одобренной Генассамблеей ООН в 1989 году, сказано, что ребенок имеет неотъемлемое право на жизнь и государство обеспечивает в максимально возможной степени выживание и здоровое развитие ребенка. Именно эти доказательства и позволили Замоскворецкому суду вынести решение в пользу врачей.

К сожалению, пока статистика конфликтов медиков и сектантов остается не в пользу врачей. Например, годом ранее при схожих обстоятельствах в питерской клинике скончался новорожденный младенец, чья мать, иеговистка Ирина Туренко, запретила переливать кровь. В том же 2009 году от переливания крови отказались родители девятилетней хабаровчанки Дианы Плотниковой, поступившей в краевую больницу с 50-процентными ожогами тела. И та же история повторилась в больнице Вязьмы Смоленской области. Там умер новорожденный после отказа его матери Галины Конашковой от переливания крови. Случаи со смертельным исходом бывали и раньше.

Но даже теперь, когда суд доказал возможность решать эти непростые вопросы в пользу детей, проблема далека от решения. Ведь обычно переливание крови несовершеннолетним пациентам требуется немедленно, и ждать решения суда многие из них не могут. Как быть? Об этом должны задуматься правоведы и депутаты. Ведь на кону стоит жизнь людей, причем тех, кто за себя постоять еще не в состоянии.

Возможно ли, что решение проблемы лежит в плоскости жестких мер вплоть до запрета секты? Такие примеры в мире имеются. Например, в подавляющем большинстве стран Европы «Свидетели Иеговы» никогда не считались религиозной организацией. В начале 1999 года секта была лишена религиозного статуса даже в такой либеральной стране, как Франция. Французские власти обязали местных иеговистов выплатить более 50 миллионов долларов и арестовали все их имущество. В 1972 году община была запрещена в Сингапуре.

В России же сектанты чувствуют себя вольготно. Они имеют головной офис в Санкт-Петербурге, который напрямую подчинен Вефилю — главному центру иеговистов в Бруклине. «Свидетели Иеговы» проводят конгрессы и отправляют своих адептов на учение в главное учебное заведение «Школу теократического служения» в Пенсильвании.

У организации есть возможность печатать бесплатный журнал тиражом 46 миллионов экземпляров в месяц на 139 языках мира. Только в России ежегодно публикуется около пяти миллионов экземпляров различных иеговистских книг и журналов.

История знает примеры, когда руководство «свидетелей» меняло свои решения. Главы «Свидетелей Иеговы» разрешили делать прививки — после того как многие страны запретили въезд непривитых людей. Позднее в секте отменили запрет на пересадку органов. Может, и нынешнее уголовное дело побудит сектантов снять запрет, за который дети платят своими жизнями.

http://www.rg.ru

Комментарии закрыты